"Музы нет, есть дисциплина!” — интервью с белорусской писательницей Анной Чиж-Литаш

03 июля 2019

"Музы нет, есть дисциплина!” — интервью с белорусской писательницей Анной Чиж-Литаш

Писательская жизнь окружена множеством стереотипов. Мы решили часть их них развеять, и пообщались с популярной белорусской писательницей. Анна Чиж-Литаш — военный журналист, ТВ-ведущая, писатель, член Союза Писателей Беларуси, блогер, за 2 года написала 7 книг, обрела поклонников в 20 городах, номинирована на Национальную литературную премию. Как ей это удалось и можно ли таки сделать из литературы успешный бизнес — читайте в материале. 

 

ПРЕДЫСТОРИЯ

 Как вы пришли к писательству, помогло ли гуманитарное  образование, карьера журналиста?

— Мое первое образование педагогическое, журфак третья “вышка”. Я уже работала журналистом, когда пошла на него учиться. Когда есть практика, теория отходит на второй план, а сама “корочка” разве что статусности добавляет, хотя новые знания я все же получила. 

После первой “вышки”, я начала работать в милиции. Была пресс-офицером в Партизанском РУВД. Там и начала писать. Больше выступала по ТВ. Эдакий журналист в погонах. Через 4 года я перевелась в Министерство обороны в телекомпанию “Воен ТВ”, где проработала еще 5 лет специальным корреспондентом. Последние 3 года я в декрете. И начала писать первую книгу уже будучи беременной.

Тогда у меня родилась идея книги. Прототипом стал мой отец, прослуживший в армии 36 лет. Ему пришлось уйти на пенсию при сложных обстоятельствах. Он мог бы еще работать, но так вышло   для папы это был большой стресс. 

В то время из-за юношеского максимализма мне казалось, что если я расскажу эту историю, то справедливость восторжествует, и весь мир меня услышит. 

Я придумала героя полковника Виноградова, сделала его сотрудником милиции. И историю отца переложила на персонажа. В итоге получилось 5 детективов только с Виноградовым.  Потом я написала еще 2 романа. 

 

анна чиж-литаш белорусский писатель издательский бизнес

 

ОБ ИЗДАТЕЛЬСТВАХ

— Вы сразу начали издаваться за счет издательства? Или первые тиражи были за свой счет? 

— Первые книги я издавала за свой счет с отложенных с зарплаты денег. 

Тогда у меня даже не было мыслей о том, чтобы издаваться за счет издательства. Мол, кто я такая. Популярный нынче "Синдром самозванца". 

За свои кровные я издала 4 книги и поменяла 3 издательства (2 частных и одно государственное). 4-ый детектив я отнесла в издательство “Четыре четверти”. Замечательное место, ибо мне есть с чем сравнивать. В одном частном издательстве меня кинули. Из сотни обещанных книг отдали только 40. Из них при открытии вылетали листы, они были рваные. Цвет обложки передан не был, страницы держались  на обычном клее. 

С остальными издательствами проблем не возникало, но по итогу я осталась работать с “Четыре четверти”. Они взяли мою книгу “Южный ветер” (4-ый роман с Виноградовым), она им понравилась, и мне предложили напечатать следующую книгу них.

Как раз я дописала “Дары Бога”, книгу, которая и принесла мне первую популярность,  ее опубликовали за издательский счет. Мне заплатили гонорар. “Исповедь” я печатала за свои деньги, мне  хотелось заработать и отбить все, что я вложила. 

И вот сейчас идет переиздание “Даров Бога”, дополнительный тираж, и новый детектив. Я подписала договор с издательством, и уже работают на продвижение они. 

 Как происходит сотрудничество с издательством? 

— На примере книги “Дары Бога”: мы подписываем договор, в котором оговорены количество экземпляров, которые напечатают, юридические нюансы, гонорар и т.д.  Издательство обладает неисключительными правами на мою книгу на год. То есть в другом издательстве книга может переиздаваться только через год. Я даже спрашивала: “А если российские коллеги предложат издаться отдадите?” Сказали, что да, отдадим, поможем. В “Четыре четверти” работают не только настоящие профессионалы, но и прекрасные люди. 

Меня ценят, уважают, поддерживают. Видят, как я работаю, продвигаюсь. Я за свой счет устраиваю презентации, встречаюсь с людьми, продаю, снимаюсь, делаю афиши никого об этом не прошу.  

Есть же авторы, в которых издательства вкладывают деньги, их печатают, а они никак свои книги не продвигают. Вся их работа остается лежать на дальней полке в магазине. 

А ведь книга жива только когда ее читают.

 

продвижение литературы

 

 В издательстве вас не торопят со сроками выхода новых книг?

— Нет, думаю, в Беларуси вообще такого нет, чтоб издатели стояли над душой у авторов. Знаю, что в российских издательствах есть писатели-штатники, которых подгоняют по срокам. 

Но я и так быстро пишу, а есть же авторы, что годами работают над одной книгой. Та же Мариам Петросян 20 лет писала книгу “Дом, в котором”. У всех своя идея. У меня сейчас есть время и желание отсюда и почти 8 книг за 3 года. Но я не уделяю писательству все свое свободное время, у меня его нет, жизнь расписана по минутам.  

 Как вы работаете с командой, которая готовит книги к печати?

— Мне нравится работать с “Четыре четверти”, потому что меня там уважают. Меня спрашивают, можно ли исправить какое-то слово, согласовывают даже буквы на обложке. В той же журналистике более жесткая редактура. В писательстве иначе. Я работаю со своими редактором и дизайнером. 

Редактор это не тот, кто переписывает текст, а тот, кто его обрамляет, превращает неточности в достоинства. 

После обработки я читаю текст, и понимаю, что он мой. Разве что где-то порядок слов изменен, расставление запятых. Текст становится вкусным, плавным, как масло тающее. Редакторов я сменила несколько, поскольку предыдущие допускали очень много ошибок. Существует допустимая норма опечаток в книгах, но там и она была нарушена. И люди потом еще и меня обвиняли, когда я указывала им на ошибки в первых книгах. В итоге я нашла хорошего редактора, тоже из “Четыре четверти”, мы с ним прекрасно сработались. 

С дизайнером буквально судьба свела. Девушка работала в первом издательстве, в которое я обратилась. Она сделала обложки всем моим семи книгам и сверстала их. 

Хотя по сути, когда приносишь рукопись, ее должны в издательстве вычитать, обработать, сверстать и обложку оформить. Работает штат специалистов. 

Но мне нравится моя команда и понимание, что все под контролем. Книга для меня часть души, и я не могу ее просто так кому-то отдать. 

О ТВОРЧЕСТВЕ

 Почему вы поставили свою фотографию на обложку “Исповеди?” 

— В чем-то моя книга автобиографична. Не целиком. И я на всех презентациях говорю, чтобы меня не переносили на персонажа. Но многие отвечают, что нельзя такое написать, не пережив. Образ Веры он, конечно, собирательный. Хотя в книгу легли истории реальных женщин. Я боялась издаваться, для меня это был риск. Я пишу все-таки не для того, чтобы покрасоваться. 

Мои книги всегда преследуют какую-то миссию. Тогда я посчитала важным поднять проблему морального и физического насилия над женщинами и осветить ее. 

Я пережила сама много неприятных эмоциональных моментов и хотела об этом рассказать. Вокруг нас много женщин: красивых, успешных, богатых, с красивыми мужьями. Но мы не знаем, что происходит за стенами их домов.

Мне поступили сотни отзывов от женщин, которые благодарили, рыдали, просили о помощи, спрашивали мой номер телефона. Но я не психолог, хотя вижу, насколько у людей откликается история. Когда у человека болит душа, он читает и считывает с книги себя тогда автор становится лучшим другом. 

Хотя были те, кто вообще не соглашался. Мол, я не понимаю, кто такая Вера, почему она так глупо поступала. Но это реальные истории. Причем в книге я оставила только насилие моральное, лишь слегка затронув тему физического, на примере ситуации моей героини. Сколько в Беларуси живет женщин в убежищах, скольких избивают? А ведь эту тему я в книге не затрагивала.  Многие все равно перекладывают героиню на меня, хотя я этот вопрос четко очерчиваю. Иногда попадаются на презентациях очень прямолинейные люди, и сразу в лоб спрашивают : “А вас бил муж?”

На обложку я себя поставила в качестве эксперимента, чтобы понять, смогу ли я передать эти эмоции или нет. Это не был PR-ход.

Уже вышел проморолик к книге, в нем я тоже сыграла роль. 

 

исповедь анна чиж-литаш белорусская литература

 

 Как вы пишете книги? Есть ли какой-то план?

— Детективы требуют более четкой проработки деталей. Я записываю план в ежедневнике: героев, кто, что когда, улики надо следить за логикой и деталями. Надо рассказывать, почему именно там лежала условная сережка или почему героя убили именно таким способом. Но я не прописываю каждую главу.

К “Исповеди” у меня не было ни одной записки. Ложась спать, я просто решила написать эту книгу. Тогда был тяжелый период в жизни и мне было что сказать. В ту минуту в моей голове был сюжет, название книги и даже дизайн обложки. Я поняла, что должна это написать, должна выговориться. И я создала книгу за 1,5 месяца. Но этот жанр не требовал дополнительного сбора информации, как, например, исторический роман. Я писала сердцем и душой, вся информация уже была в моей голове.

“Дары Бога” я написала за 3 месяца, но я горела ей. Писала на скамейке, одной ногой укачивая дочку в коляске. Сейчас книга номинирована на Национальную литературную премию. 

О ПРОДВИЖЕНИИ

 Как вы продвигаете свое творчество?

— С первыми книгами я почти не продвигалась. Разве что во Вконтакте писала о них. Знакомые покупали. Я очень стеснялась. У меня тогда даже не было страницы в Instagram. Это сейчас я понимаю, что именно там моя самая целевая и лояльная аудитория. 

Но вести блог надо аккуратно. Я никогда не вру в постах, но и не перехожу личные границы в откровениях. 

Еще я продвигаюсь через сарафанное радио, встречи, личные знакомства, взаимодействия с книжными пространствами (например, Пространство доступных книг) и т.д. Некоторые читатели не из Минска скупают все мои книги, так им нравится, я отправляю им заказы по почте. Чувствую себя, наверное, как Рита Дакоты, чьи поклонники знают все ее песни (Смеется).

 А что с электронными книгами?

— Пока печатный вариант не продан, нет смысла выкладывать электронную версию. Потом да. Только “Исповеди” нет в сети. 

Хотя выбирая между покупкой электронной книги и печатной, я всегда выберу последнюю. 

Но этот рынок я еще планирую изучить. 

 Не думали выйти на зарубежный рынок?

— Да, хочу выйти. Белорусский рынок очень узкий. Сейчас я смотрю в сторону российского. Это огромная аудитория, где даже пробный тираж в среднем 10.000 экземпляров. Минимум  3.000. Для сравнения: в Беларуси  200. 

Если я печатаюсь сама, то мои тиражи 300 книг за раз. Я могу напечатать и тысячу экземпляров, но их ведь надо продать. 

Интересно, что чем меньше тираж, тем больше себестоимость книги. 

1000 книг напечатать дешевле, чем 500. 300 продать реально, но тоже небыстро, да и не все готовы отдать 25 рублей за книгу. 

 Как вы попали в Союз писателей и какие бонусы это дает? 

— Приходишь, подаешь заявку. Это можно сделать от одной-двух написанных книг, хотя не факт, что их рассмотрят. Я пришла в Союз с 5-ю книгами. До этого у меня даже ни одной презентации не было. Мне хотелось признания профессионалов. Эксперты полгода рассматривали заявку, потом позвали на коллегиум, где были авторитетные белорусские писатели, журналисты. Нужны были рецензии, много документов. Все посовещались и дали “добро”, выдали членский билет. 

 Ваши любимые писатели, книги?

— Я всеядный читатель, хватаюсь за все. Из классиков люблю Сомерсет Моэм. Сейчас подсела на норвежскую писательницу Марию Парр. Ее известная книга “Вафельное сердце”. Джоджо Мойес, Мариам Петросян, Мари-Од Мюрай и многие другие. Дома у меня коллекция Агаты Кристи мой кумир среди писателей. Современных белорусских авторов  тоже активно читаю.

 Ваши творческие планы?

— Я написала детскую книгу для своей дочки. Это был мой личный квест: смогу или нет. Поучительная, забавная и фантастическая история. Думаю, что такого не делал никто по части оформления. Но пока это большой секрет. Все написано в стихах. Но так как история для малышей от года до пяти, книга должна быть хорошо проиллюстрирована. Поэтому за лето я хочу закрыть вопрос с визуалом. Главная героиня моя дочь Ульяна. Если все получится, я планирую сделать серию книг о приключениях Ульяши. 

В июле будет презентация двух книг, тур по городам Беларуси, пригласили в  Барановичи, Борисов, Молодечно. Сейчас мне создают сайт для писательских курсов, как будет готов, я займусь юридическим оформлением. В сентябре планирую набор новой группы слушателей литературного мастерства в Пространстве доступных книг, кстати, это одно из лучших книжных мест в столице.  Сейчас заканчиваю писать продолжение “Дары Бога”. События развиваются через 5 лет, главные герои подростки. 

 

автограф литература современная литература беларуси писатели беларуси

 

 Расскажите о первом наборе писательских курсов, как это было?

— Мои курсы всего 5 занятий, не 20, потому что это не школьная программа. В книгах по писательству с большего пишут одно и то же. Но если ты сам хочешь научиться писать надо практиковаться. Напишите один текст 15 раз, и я обещаю, что с 15-го раза получится наверняка.

И я уверена, что хорошо писать может каждый. Писать это не столько о технических моментах, сколько о том, как вы видите и чувствуете этот мир. Талант не в идеальном тексте, а в глубине мысли, умении увидеть то, что другим недоступно.

 

Анастасия Горошук

Фото из личного архива

 

Читайте также:

Как не закрыться в первый год: ошибки стартапов



Теги:
Комментарии
comments powered by HyperComments
Будь в курсе новостей
Подпишись на дайджест новостей, чтобы узнавать о событиях и лучших статьях первым